valery_3 (valery_3) wrote,
valery_3
valery_3

Минерва - жизнь длиной в тысячелетие

Оригинал взят у slavikap_2 в Минерва - жизнь длиной в тысячелетие
Оригинал взят у vasily_sergeev в Минерва - жизнь длиной в тысячелетие
Цитата сообщения Майя_Пешкова

Минерва - жизнь длиной в тысячелетие



В каждой стране есть удивительные, не затронутые прогрессом и цивилизацией места, которые сохранили свою первозданную красоту и исторический дух. О них редко знают жители больших городов, а уж нога туристов туда не ступает и вовсе. Для того, чтобы заполнить этот досадный пробел и дать возможность гостям страны насладиться всеми красотами и прелестями буколических картин старинных деревень, во Франции в 1982 была создана Ассоциация самых красивых деревень Франции.




Деревня Минерва – расположена в департаменте Эро региона Лангедок-Руссильон. Она находится в 32 км от Нарбонна и в 46 км от Безье. Эта небольшая деревенька, где живут более 100 селян, которые принимает до 300 тыс. туристов в год!



Виноградники Минервы является одними из старейших в Средиземноморье : ещё римляне посадили первые виноградные лозы  на ее крутых склонах. Вывозимые из Нарбонна, в то время он был одним из крупнейших портов в Средиземной торговле, вина Минервы пользовались большим успехом в Риме и Римской империи. Попробовать эти вина можно в винных подвалах и ресторанах деревни.



Muscat de St-Jean de Minervois

Минерва  расположена на скалистом отроге естественно образованного природного каньона двух рек, которые сходятся в этом месте .. . Два естественных туннеля:« Большой Мост»- 228 м, его высота колеблется от 6 м до 28 м (вход) и « Мост Завтрак », расположенный в верховье-126 м, а средняя высота  которого-15 м, являются одними из самых красивых геологических объектов департамента Эро.



Большую известность получила Минерва своими трагическими событиями истории,которые уводят нас далеко в прошлое,времена зарождения христианства и первых крестовых походов.Первый костер Альбигойских крестовых походов загорелся именно здесь...Немножко детальнее поведаю  Вам эту историю...

Итак...

Многие из важнейших поселений региона возникли до оккупации Лангедока Римом в 1 в. до н.э. Кельтские племена, населявшие регион, строили укрепления на возвышенностях – oppida, и такие города как Каркассон получили свои первые укрепления в этот период. Старейшие города – Безье, Каркассон, Нарбонн, Тулуза – были важными центрами уже в римскую эпоху,
а в кон.3 – нач.4 в. они получили стены, определявшие их фортификацию до средневекового периода. Эти мощные, усеянные башнями стены усиливались вестготскими, мусульманскими и франкскими завоевателями. Во время бурного развития городов 10-11 в. к их укреплениям были присоединены внешние поселения - bourgs. Нарбонн приобрел крепость в 978, Тулуза 1078, за ними в конце 11 в. последовали Каркассон и Безье. Эти пригороды один за другим присоединялись к галло-римскому центру стенами и рвами, хоть и не такими мощными, как у старых частей города, и они часто становились слабым звеном в обороне города –
и первыми подвергались атаке северных крестоносцев в 1209.



В стороне от крупных центров также существовали кельтские и римские укрепления, меньшие по размеру. Археологами найдены кельтские следы в Керибю и Пейрепертюз, римские монеты обнаружены в Монсегюре. Вероятно эти маленькие укрепленные поселения, характерные для Лангедока 13 в., начали расти не раньше 10-11 вв.

До конца 9 в. на Лангедок одна за другой накатывались волны завоевателей. Вестготы, арабы, франки завоевывали регион, в 9-10 вв. Он страдал от набегов викингов и венгров. Население пыталось спастись от этой эпидемии в маленьких укрепленных поселениях, известных как castra.

Де Транквель



В течении 11-12 вв. эти маленькие укрепления распространились по всему региону. Это процесс был тесно связан с подъемом milites, военной аристократии основанной на земельной собственности, получаемой от графов и виконтов региона, часто землю давали крупные аббатства, такие как Лаграсс.
В 12 в. происходили непрекращающиеся столкновения между магнатами региона – графами Тулузы, Барселоны и Фуа, виконтами Безье и Каркассона из рода Транкавель и др.



В 1209, когда крестоносцы первый раз вошли в Лангедок, и до падения Монсегюра в 1244 в регионе не прекращалась война. Крупные сражения были редки, хотя битва при Мюре 12.09.1213 имела решающее значение. В большей степени конфликт характеризовался борьбой за укрепленные пункты. В летнюю кампанию северяне стремились захватить как можно больше укреплений южан до того, как рыцари-крестоносцы разойдутся по домам, отслужив 40-дневный срок, необходимый для получения индульгенции.



Битва при Мюре                                                                                                                              Симон де Монфор

Как только основная армия уходила, гарнизоны крестоносцев оказывались в изоляции, и сеньоры-южане пытались вернуть себе утраченные территории. Эти приливы и отливы войны были сосредоточены вокруг отдельных крепостей, маленьких городов и укрепленных деревень. Нижеследующие примеры позволяют получить представление о некоторых наиболее крупных событий этого рода.



С падением Каркассона, отстранением Раймонда Транкавеля и установлением Симона Монфора как виконта Каркассона и Безье многие города и крепости Транкавелей добровольно признали своего нового сюзерена. Такие города как Фенуйеде, Монреаль, Кастр, Лимо были сданы и их гарнизон заменен северянами. Очевидно село было менее миролюбиво и с уходом основных сил Симон де Монфор был вовлечен в борьбу за свои новые владения.



Его первой крупной неудачей был провал захвата тройной крепости Кабаре, расположенной к северу от Каркассона: ее непреступное расположение и упорство сеньора, Пьера-Роже де Кабаре вынудили северян снять осаду в сентябре 1209. Другие поселения, сдавшиеся Монфору – например Монреаль и Кастр – изменили клятве и перекинулись на другую сторону, недостача людей вынудила Монфора перейти к обороне. По сообщению хрониста Пьера де Во-де-Серне он потерял более 40 замков. Весной 1210 подошло подкрепление с севера и он смог перейти в наступление.



Его первой целью стала укрепленная деревня Брам. В конце марта Монфор осадил ее. После трехдневнрй осады его силы прорвали оборону и взяли деревню. Монфор был не настроен проявлять великодушие. По сообщению Пьера де Во-де-Серне, крестоносцы выкололи глаза более чем сотне защитников и вырвали у них ноздри. Одному человеку сохранили один глаз, чтобы он мог провести остальных в Кабаре. Хронист извиняет жестокость Симона тем, что южане поступили также с попавшими в плен крестоносцами, но очевидно, что это слишком даже по средневековым меркам.



После успеха в Браме Симон подошел к главной твердыне катаров в районе Каркассона – Минерву. Этот укрепленный город в центре региона Минервуа занимал сильную позицию и с трех сторон был защищен крутыми склонами. Основной ее слабостью, как и многих других в регионе, были запасы воды. Единственный доступ к воде во время осады был возможен по защищенному проходу, ведущему к основанию скалы.



Напрасно граф тулузский пытался прекратить  междоусобицы; напрасно впоследствии, он сопротивлялся удалению в неприятельский лагерь 5000 белых, когда те решительно заявили о таком намерении. Они сумели-таки настоять на своем с помощью обмана; переправившись через Гаронну под Базаклем там, где их ожидали менее всего и где их не стерегла тулузская милиция, они явились на поле лаворском и соединились с отрядами Монфора.



Pope Innocentius III excommunicating the Albigensians (left), Massacre against the Albigensians by the crusaders (right) (British Library, Royal .

Летом 1210 года, силы Монфора были сосредоточены в другом месте, за восточной границей тулузского графства, недалеко от Кабарста, а именно - под замком Минервой. B крестоносном лагере были все три легата: Арнольд, епископ Риеца и Феодосий. Выгодное стратегическое положение Минервы уже давно обращало на себя внимание Монфора. В прошлом походе крестоносцы миновали этот пункт; недоступность замка делала его основной базой для еретиков; сюда последние стеклись во множecтве и находили здесь много заготовленных средств для cущecтвoвaния.



Вся местность вокруг Минервы, некогда носившая имя графства Минервуа, изрыта горами; здесь главный узел этих хребтов, возвышающихся во всех частях старого тулузского графства к югу от Гаронны и неприметных только в северной стороне. В самой возвышенной точке так называемых Черных гор, скалы растут над скалами и поднимают на себе угрюмую и довольно обширную крепость, вокруг которой цепляются дома вилланов



Стремнины, овраги, пропасти, делают едва доступным этот замок, извилистая дорога к которому известна только обитателям его, да немногим окрестным жителям. Охранял Минерву значительный гарнизон; он находился под личным начальством своего владетеля, барона Вильгельма.



Метательная машина-требюше

Симон де Монфор, понимая всю трудность дела, усилил свое войско отрядами виконта нарбоннского. В его лагере была жена, недавно прибывшая из Франции и везде почетно встречаемая французами как будущая властительница Лангедока. Крепость была обложена со всех сторон; сам Симон стоял с запада, гасконцы с востока , нарбоннцы с севера, - а с юга был назначен штурм. Приготовили метательные машины. Особенно в этом деле отличились гасконцы; они изготовили особый по величине снаряд; камень, которым заряжали его, был невероятной тяжести; содержание артиллеристов, которые обращались с этим огромным сооружением, ежедневно стоило более 20 ливров. Эту диковинную машину Монфор взял к себе. Стрельба производилась первое время день и ночь.



Раз, когда уже первый жар крестоносцев остыл, и когда губительные действие машины несколько приостановились, ночью на воскресенье, осажденные незаметно сделали вылазку с пучками пакли и сухой соломы, подложили их к самой машине и зажгли ее. Удушливый густой дым распространился в воздухе и без того накалившемся от постоянной июльской жары. В лагере спали все, даже караулы; только один солдат вышел из палатки и, поняв, в чем дело, пронзительно закричал. В это самое мгновение копье, метко направленное, опрокинуло его мертвым на землю. Но некоторые уже успели проснуться и через минуту весь лагерь был на ногах; осажденные отступили; пламя успели потушить. Машина стала действовать по-прежнему; прочие неустанно поддерживали ее.



Тяжёлые времена настали для жителей деревни: 5 недель осады, единственный крохотный источник воды , нехватка продовольствия, невыносимая жара…

У осажденных недоставало припасов; они начали думать о переговорах. Граф Монфор отказался вести их от своего имени; так объявил он барону Вильгельмy при свидании с ним. Без совета и благословений папскнх легатов, а особенно аббата Арнольда, он ничего не предпринимал, ни на что не решался. Положение же аббата Сито было очень затруднительно; как крестоносец, он считал своей обязанностью отбить врагов Христа; как священник и духовное лицо, он не мог обречь смерти часть жителей Минервы. Арнольд предложил заключить письменную ка-питуляцию, но когда, условия со стороны барона были прочтены, легат не одобрил их и объявил возобновление военных действий. Арнольд настаивал на безусловной капитуляции, на выдаче всех еретиков - "верных" и "совершенных", которым обещал жизнь только на том условии, если они обратятся в католичество; самый замок легат предназначал Монфору; Вильгельму же обещал жизнь



Симон де Монфор

Замечательно, что в лагере крестоносцев были такие лица, которые считали очень снисходительными условия, предложенные легатом. Рыцарь Роберт де-Мовуазен душевно сожалел, что нечистым еретикам предлагают пощаду; он боялся, что они из страха согласятся на притворное отречение и тем избегнут костра, который уже давно был присужден им храбрым французом. Легат успокоил его, заметив, что бояться нечего.

Поскольку виконт Гилхем Минерва знал, что 200 мужчин его гарнизона не смогли бы долго сопротивляться армии крестоносцев, после падения ворот из-за разрушения катапультами, он договорился о сдаче Minervе. Виконт спас сельских жителей, но 140 катаров были сожжены, из-за отказа отречься от своей веры катаров.



Между тем необходимость заставила осажденных принять условия, как они ни были тягостны. Ворота были отворены неприетелю. С хоругвями, крестами и распущенными знаменами вступило в город крестоносное воинство, предводительствуемое легатом. Монфор на этот раз отказался от участия в процессии; он остался в своем лагере. Один из проповедников, аббат сернейский, "с особенной ревностью работавший над делом Христовым", узнав, что множество еретиков собралось в своем молитвенном доме, направился прямо к ним; он думал обратить их в католичество.


Симон де Монфор

Сопутствуемый стражей, он вошел в длинную залу, наполненную мужчинами, преимущественно из "совершенных" альбигойцев; они понимали, что это последняя их дружеская беседа в жизни. Католический аббат стал говорить с ними в своем духе. - "Зачем пришел ты сюда проповедывать? - говорили ему. - Нам не надо вашей веры; мы проклинаем Церковь Римскую. Напрасно трудитесь вы, ибо ни смерть, ни жизнь, как гласит Апостол, не могут отлучить нас от той веры, которую мы исповедуем." После таких слов аббату оставалось только удалиться. Он пошел в другой дом, где собрались одни женщины, но нашел их еще более непреклонными и еще более решительными. Тогда-то вступил в город сам Монфор



Первым его распоряжением было согнать на одну площадь всех еретиков. "Этот истинный католик, - говорит его летописец, - хотел всех их спасти и привести в лоно истины." Но, так как все такие попытки оказались напрасными, то Монфор приказал выдти вперед "совершенным"; те безмолвно повиновались. Их оцепили солдатами и повели за городские ворота. Тут, на скалистой площадке, был приготовлен огромный костер. Более полутораста человек мужчин и женщин было перевязано и кинуто в огонь. Они, благословляя имя Божие, радостно приветствовали свою участь. "Даже не было бы необходимости прибегать к силе, - замечает католический летописец, - ибо закоснелые в своем нечестии, они с веселой сердечностью кидались в пламя"



Эти страшные  костры  были первыми в крестовом походе. Но этот ужасный акт сожжения еретиков в последствии повторялся в течение еще 34 года до падения Montsegur.



Только три женщины были выпрошены одной католической баронессой для обращения их в католичество. Остальные еретики, т. е. "веpные", как будто были обращены в католичество; конечно такое обращение альбигойцев было притворное. С Вильгельмом Монфор поступил довольно великодушно, хотя объявил себя государем Минервы, согласно условиям договора: он дал Вильгельму в вознаграждение несколько доменов в окрестностях Безьера.



Духовные на радостях получили награды, как например, епископ безьерский Регинальд, которому достался замок, конфискованный крестоносцами. За то он должен был признать своим прямым государем Монфора. Непосредственным следствием падения Минервы было подчинение Амори, владетеля Монреаля. Он прислал депутацию Монфору и сдал ему ской замок, в замен чего получил домен не столь надежный, без укреплений и открытый для нападений.



Это довольно легко представить себе состояние, в котором должен был находиться замок и стены, после пяти недель осады.Не остается почти ничего из того,что составляло крепость Минервы  в 1210г ,только лишь некоторые элементы кладки цоколей  городских стен и замка. Элементы, в настоящее время более заметны, датируются в рамках   реконструкции крепости   в конце xiiie века. В 1271, Филипп Смелый присоединяет окончательно Лангедок к  короне Франции ,в том числе и Минерву.



Плато Минервы до сих пор хранит следы первобытной человеческой деятельности: пещеры или скальные навесы в доисторические времена, сухие каменные хижины, дольмены и наконец укреплённые средневековые дома и неприступные крепости катаров.

Но этим осада Минервы не закончилась.Фортификационные сооружения после захвата становились частью французской пограничной линии с Арагоном, установленной договором 1258. В 1250 умер граф Тулузы Раймонд VII, ему наследовали дочь Жанна и ее муж, Альфонс де Пуатье, брат короля. После смерти Жанны и Альфонса в 1271 страна стала королевским владением в соответствии с договором 1229. Лангедок перешел под прямое королевское управление.



В 14 в. регион был вовлечен в Столетнюю войну. Эдуард Черный Принц подошел к Каркассону в 1355 во время своего большого (похода) по Лангедоку. Хоть ему и удалось разрушить нижний город, оборона  была столь сильна, что он отступил без попыток взять крепость. Позднее в 16 в. Лангедок затронула религиозная война, он был базой протестантов. Генрих Наварский, позднее ставший королем Франции Генрихом IV, был потомком графов Фуа.

В 1363 году вооруженные банды из Испании, которые портят  жизнь всему региону , захватывают замок Пейрак; в 1364 году, они захватывают крепость Минервы ,но их быстро выбивают отсюда  сильные ополченцы, прибывших из Тулузы, Каркассона и Бокера.



Эдуард"Черный принц"

Ещё не раз деревня   была подвержена атакам армии Чёрного Принца, испанских разбойников и религиозным войнам. В 16-м веке строится мост, но старинные замки уже не актуальны. Оборонительные строения становится незначительными для деревни, а сами жители переселяются в другие деревни, чтобы быть ближе к торговым маршрутам и работать на плодородной земле равнины, где вода бьет ключом. Деревня пустеет, закрывается школа…



1562  -1598 годы прошли катком по этой местности , восемь религиозных войн,  Минерва опустошена...





В феврале 1582 г. он застает врасплох замок Минервы. По приказу герцога Монморанси, в июле, которые уже нашли хорошее время, место ставится перед Минервы и Бекон вынужден уйти. По амнистии он вступил тогда сторонники старого порядка. В результате этих событий, в 1588 г., работы выполняются в замке Минерва " : строительство подъемного моста и ремонт входной двери, мост между замком и город22. Это то, что« жалобу арбитражного управляющего епархии Saint-Pons произведение, в то же время для сноса замка и будет за ним спустя несколько лет. »23 Замок демонтирован, в 1636 году.



Границы королевства Франция крепится все более и более на юг (до достижения Пиренеи под Louis XIV)



Древние замки уже не нужны... Требование оборонительных  сооружений становится не актуальным  для населения, которое потихоньку отправляется на поселение вблизи торговых путей, на богатые земли, богатые равнины, где вода бьет ключом. Минерва-не более, чем небольшая  деревня с каменистыми и бедными землями и без воды...



В 1765 году  построена « большая дорога ».Чтобы добраться до Минерв раньше нужно  было следовать по  пути, который проходит через ферму Альберт и стекольный заводик и внимательно следить за дорогой. Никто не мог добраться до въезда в деревню на  телеге по дороге,которая тогда  начиналась от старого кладбища, проходя под остатками замка и    далее...  в главный вход   порта Сен-Назер, до того часа пока  последний не был снесен в 1885году.



В 1889 году строительные работы в здании Мэрия-Школа завершены ; в школе более тридцати детей от 5 до 13 лет,   есть в деревне священник, учитель , газетный киоск, два кафе, сапожник, кузнец и две лавки. Между 1894 и 1900годами, построена  новая дорога , которая соединяет Минерву и Aзиллан в 1896 году, есть телеграф в деревне .









Реконструкция деревни завершена в августе 1912 года, после трех лет работы уже можно попасть   в древние пещеры 2,50 м шириной и на  внушительный мост-виадук (115 м,) который пересекает каньон на сорокаметровой высоте,завершена электрификация деревни в 1931-32 гг,что зарождает незабываемый « Праздник Света » ; дома изолированы и подключены к сети в 1939 году. В этом же году пущен рейсовый автобус по графику  через Минервы.



Весной 1907 года начался бунт виноделов,iвдохновленный харизмой  Марселина Альберта , эпицентр которого находится в нескольких километрах и достигает Минервы, когда через несколько недель явление принимает масштабы войны..  В городе Нарбонна, 19 и 20 июня, 6 протестующих были убиты, среди многочисленных раненых и  Эдуард Пико,последний избранный мэр Минервы. На следующий год он скончался от полученных ранений . В течение Первой мировай войны погибли 7 молодых людей из 28, для население  в 235 человек (доля значительно ниже, чем в среднем по стране), которые погибли на фронте.



Дольмены Минервы







Скорбящий голубь мастера Жана – Люка Северак, памятник в честь погибших катар ,сожженых на костре в  1210году



Если первое падение демографии проявляется во времена  Второй Империи  и последующая стабилизация вплоть до Второй мировой Войны, то после окончания второй мировой войны   деревня пустая.Безнадежно... В1984 году   школа деревни  окончательно закрыта,остаются лишь некоторые виноделы.  Постепенно активность в  деревне  значительно повышается с развитием   туризма (погреба, рестораны, бары, магазины ремесла, живописи и скульптуры, книги, одежду и конфеты...). Огромная парковка, построена в 2007 году на плато, которое возвышается над деревней, стремится поглотить в летний период от 200 до 300 000 посетителей.































Жители  живут за счёт двух столпов своего бизнеса: развития в сфере туризма и производства качественных вин. Необычайная природная среда (Ущелье Cesse и Brian, природные мосты (сквозные туннели в скалах), плато) принесла этой деревне большую часть туристической достопримечательности.









Некоторые фото:http://villesvillages.free.fr/[/more]


Tags: интересное, перепост
Subscribe
promo valery_3 february 25, 2015 13:39 13
Buy for 10 tokens
https://ukropen.net/balance?act=invite
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments