valery_3 (valery_3) wrote,
valery_3
valery_3

Американцы верят в чудеса



Известный американский писатель и журналист Джеймс Трауб, прославившийся громкими антикоррупционными расследованиями и книгами о подноготной мировой политики, в эксклюзивном интервью Jewish.ru рассказал, кто поддерживает Израиль, почему грядет закат либерализма и как Америка благодаря Трампу станет похожей на Россию.

Джеймс, почему тебя так волнует тема демократии?
– Я пишу не столько о демократии, сколько о либеральной демократии. Демократия сама по себе – то есть правление от имени большинства – далеко не всегда приводит к настоящей свободе и даже, наоборот, часто может обернуться авторитаризмом. Мы видим это уже сейчас в Венгрии и Польше.

Несколько других стран тоже уже на подходе, правые популистские партии значительно укрепили свои позиции, явно антилиберальные политические деятели используют элементы демократии – свободные выборы, парламент и суды – для того, чтобы ограничить свободу своих граждан и в особенности меньшинств. Там процветает демократия без либеральной составляющей, без независимых механизмов защиты прав меньшинств – расовых, этнических, религиозных, сексуальных и, главным образом, идеологических. То, что называется «других» – оппозиционных и диссидентских сил в обществе. Как писал когда-то Адамс, слушать противоположные мнения необходимо – как же иначе можно проверить правоту своих убеждений?

Ты убежденный либерал, несмотря на то, что это слово уже давно считается чуть ли не ругательным. Почему ты так привержен левым идеологическим течениям, хотя вырос в привилегированных условиях?
– Мой отец по своим политическим убеждениям был, наверно, умеренным республиканцем – категория, которой уже больше не существует. Мои студенческие годы пришлись на середину 1970-х – наше поколение пришло уже после эры борьбы за гражданские права афроамериканцев, да и война во Вьетнаме с протестами против нее к тому времени уже закончилась. Тем не менее мы были тогда все ещё леволиберальными. Многие из моих однокурсников из Гарварда со временем поменяли свои убеждения, но у меня они остались.

В этом мало отличаешься от большинства американских евреев. Евреи, наверное, единственная белая этническая или религиозная группа, большинством голосующая за Демократическую партию, придерживающуюся либеральных подходов.
– Определенную роль тут играет наш традиционный универсализм. Б-г един, и евреи считают, что любая несправедливость и зло в мире остаются несправедливостью и злом, даже если они не направлены конкретно против них. Но в целом евреи голосуют за демократов не потому, что они евреи, а потому что они живут, главным образом, в больших городах на восточном и западном побережье страны. А идеологическое разделение в США сегодня проходит не столько по классовой линии, сколько разделяет избирателей на жителей больших городов, с одной стороны, и сельской местности, маленьких городов и пригородов – с другой.
Более того – у евреев уровень образования часто выше, чем у населения в среднем, а люди с более высоким уровнем образования голосуют обычно за демократов и придерживаются либеральных взглядов. То есть за демократов голосуют два крайних сословия: бедные и непривилегированные, а также высокообразованные и состоятельные.

Американские евреи, как все евреи в мире – горячие сторонники Израиля. У Обамы сложились плохие личные отношения с Нетаньяху и это стоило ему значительной доли еврейских голосов во время выборов. При этом Израиль оказался единственной страной в мире, где поддержка Трампа не только всегда была сильна, но и выросла за первые месяцы его правления.
– Парадокс заключается в том, что многие уверены, будто бы в США существует еврейское лобби, которое заставляет Вашингтон вести сугубо произраильскую политику. В Вашингтоне есть израильское лобби – это правда. И правда, что американские евреи поддерживают Израиль. Но самые горячие сторонники «Ликуда» и поселенцев – это не евреи, а протестанты. Они считают, что Израиль должен удерживать все территории и не делать никаких уступок палестинцам. В отличие от большинства американских евреев, поддерживающих, как и я, мирное урегулирование ближневосточного конфликта на основе существования двух независимых государств. Причем я это говорю как сионист.

Европа напугана Трампом?
– Европа уже до Трампа была запугана – историческим опытом 1930-х годов. После Второй мировой войны там были созданы институты, которые предохраняют страны Западной Европы от чрезмерного увлечения популизмом. Но эти институты, эта брюссельская бюрократия, которая не несет ответственности перед избирателем, также является и камнем преткновения. Если этой ответственности в ближайшее время не появится, то в Евросоюзе будут все время возникать проблемы и шириться раздор. Так что перед Европой стоит дилемма: ей нужна более глубокая и всесторонняя интеграция, но во многих странах уже и так растет недовольство в связи с потерей национального суверенитета.

Почему же Америка, первой вписавшая защиту прав меньшинств в свою Конституцию, оказалась сейчас так беззащитна перед натиском популизма?
– Американцы считаются очень практичными, но на самом деле мы очень верим в чудеса, в нечто духовное, нематериальное. Мы не чужды и мракобесия – вспомним хотя бы «Обезьяний суд» в штате Теннесси в 1925 году, когда школьного учителя судили за то, что он преподавал школьникам эволюцию.
При этом мы – страна протестантская, причем протестантизм харизматического толка, в отличие от католицизма с его жесткой вертикалью и иерархией. Сегодня посещаемость церквей очень сильно падает, но всё больше американцев утверждает, что они религиозны. Исторически религия была отделена не только от государства, но и от политики. Считалось, что религиозные убеждения и вера – это личное дело каждого человека, политика же оперирует определенным набором фактов.
Но республиканцы, начиная с избирательной кампании Рейгана в 1980 году, стали смешивать религию с политикой. Для этого им было необходимо поставить религию и суеверия на одну и ту же плоскость, что и факты. Когда-то в идеологическом споре можно было приводить в качестве аргументов только факты. Как говорил сенатор Мойнихэн, у каждого есть право на личное мнение, но не на личные факты. Теперь же в американской политике достоверность любого факта постоянно подвергается сомнению.

И как это может привести к закату либерализма?
– Очень просто. Это видно по России, где Владимир Путин пользуется несомненной популярностью и проводятся регулярные выборы, но власть в большой степени контролирует информацию и создает своего рода альтернативную реальность для населения. А когда власти имеют возможность контролировать факты, никакой обмен мнениями не имеет смысла. Избирателям можно внушить любые популистские идеи и под видом мандата от большинства строить авторитарное государство.

Алексей Байер






http://jewish.ru/ru/interviews/articles/181257/
Tags: общество, политика
Subscribe
promo valery_3 february 25, 2015 13:39 11
Buy for 10 tokens
Я всегда стараюсь не писать ничего, если писать не о чем. Я не посчу политические темы потому, что не уверен в своей компетентности. Да и политиков считаю людьми непорядочными, зарабатывающими на этом грязном деле. Особенно политтехнологов. За это одна сторона меня меня обзывает…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment