valery_3 (valery_3) wrote,
valery_3
valery_3

Не нужен нам берег тунисский

10.01.2018

Как евреи загадочного африканского острова Джерба смогли выжить посреди мусульманского мира, для чего исламская страна сохраняет у себя еврейскую общину и почему евреи всё равно бегут из Туниса?

9 января бутылка с зажигательной смесью была брошена во двор еврейской школы и синагоги в Джербе. Мародеры также громили банки и магазины в других городах Туниса. Погромы произошли в ходе массовых протестов населения против планов тунисских властей резко повысить налоги, а также цены на продукты первой необходимости. Власти надеются, что эти меры помогут стабилизировать находящуюся в кризисном состоянии экономику.

Но пока коктейли Молотова летят в синагогу. И этот инцидент за последнее время стал не единственным. Напомним, 1 декабря минувшего года тунисские силы безопасности предотвратили в столице попытку взрыва центральной синагоги, построенной еще в 1933 году. В результате этих инцидентов никто не пострадал, но они напомнили, насколько шатко положение еврейской общины Туниса.

На первый взгляд, еврейская община в Тунисе, и особенно на острове Джерба, существует весьма успешно. Полуторатысячная община на Джербе живет автономной еврейской жизнью, как в украинском или польском местечке сто лет назад, сохраняя ее религиозно-традиционный уклад. Со своими резниками, портными, парикмахерами и торговцами. С синагогой и иешивой в качестве центров общественной жизни. Такой свободой еврейская община на Джербе пользуется потому, что она сама является главной туристической достопримечательностью Туниса. Помимо его пляжей. Чтобы побывать на Джербе и посмотреть на жизнь евреев там, в Тунис стекается множество туристов, каждый из которых важен в условиях тяжелого экономического кризиса.

Кажется, что остров Джерба стал столь редким сейчас примером мирного сосуществования евреев и мусульман. Местные арабы осведомлены обо всех еврейских праздниках и обычаях, охотно используют менору для украшения собственных домов и пользуются услугами еврейских портных. Да и на евреев на острове влияет арабо-мусульманская культура. К примеру, евреи на Джербе снимают обувь при входе в синагогу, что явно навеяно мусульманским обычаем снимать обувь на входе в мечеть. И евреи на Джербе – последняя еврейская община, говорящая по-арабски. Остальные евреи в арабском мире, как, например, марокканские, в основном франкоязычные. Важно, что местные власти не препятствуют посещению острова израильскими туристами, что для мусульманской страны, конечно, нонсенс.

Однако не все так просто, как это кажется на первый взгляд. Тунис переживает сейчас не лучшие времена, экономика страны находится в глубочайшем кризисе, а политическая система так и не стабилизировалась после Жасминовой революции, произошедшей в 2010 году и давшей старт «арабской весне» по всей Северной Африке и Ближнему Востоку. И хоть поток туристов в Тунис после значительного падения, вызванного революционными событиями, начал постепенно восстанавливаться, он все равно меньше, чем был в 2010 году.

При этом юг страны живёт в крайней нищете и полностью исламизирован. И внешне, и с точки зрения устройства жизни юг страны не имеет сходства с прибрежными городами Туниса, столицей и островом Джерба. Кажется, что юг Туниса – какая-то отдельная страна. И именно юг Туниса стал одним из главных «экспортеров», поставляющих террористов для ИГИЛа (запрещенная в России организация). Понятно, что в такой напряженной ситуации антисемитские настроения и выходки очень распространены в Тунисе, несмотря на установившийся там после революции демократический режим правления со свободными выборами и независимыми СМИ.

Тунисские власти, вероятно, делают все возможное, чтобы обеспечить безопасность как еврейской общины Туниса, так и еврейских туристов. Однако в 2002 году, несмотря на все меры безопасности, возле древнейшей синагоги Эль-Гриба на Джербе произошел теракт, унесший жизни 20 туристов. С тех пор меры безопасности были усилены: сейчас, к примеру, на острове запрещена любая съемка, а «люди в штатском» расположились практически везде. Но наивно полагать, что евреи на Джербе находятся в безопасности. Как и то, что евреи Туниса могут быть полностью изолированы от бушующего в стране кризиса.

И пресса в Тунисе, к сожалению, стала одним из рупоров антисемитизма и антиизраильских настроений. Недавно известный французский актер и комик Мишель Бужана, являющийся по своему происхождению тунисским евреем, предложил организовать сбор средств для восстановления туристической отрасли на своей родине и даже сам согласился приехать в Тунис. Вместо благодарности он получил в ответ в тунисской прессе антисемитские оскорбления. «Негоже пускать сиониста на тунисскую землю!» – заявили журналисты.

Примечательно, что в образованных слоях тунисского населения, к которым, без сомнения, принадлежат и журналисты, антисемитизм самым причудливым образом сочетается с антиисламским настроем. К примеру, один из журналистов, ратующих за свободную продажу алкоголя в стране, обвинил исламистов в том, что они «напридумывали лишних запретов, имитируя раввинов и иудаизм». В этом риторическом приеме скрывается не просто антисемитизм, а известное правило современной мусульманской апологетики, согласно которому ислам – беспорочен, а если что-то не так, то, значит, мусульмане забыли правильный ислам и заимствовали чуждое у «неверных».

Впрочем, среди видных деятелей культуры Туниса раздаются голоса и в поддержку евреев. Недавно известный тунисский режиссер Саид Бен Саид написал статью, в которой заявил, что апелляция к «израильской оккупации Палестины» – просто прикрытие для обычного антисемитизма, который, по его открытому признанию, прививается в Тунисе с детских лет. Правда, опубликовали эту статью во французской Le Monde, а не в местной прессе.

В такой ситуации всё больше евреев покидает Тунис, и от когда-то многочисленной общины осталось всего несколько тысяч человек. Тем более что у всех тунисских евреев есть родственники в Израиле и во Франции. Одна из древнейших еврейских общин мира постепенно уходит в историю и становится выставочным музейным экспонатом, посмотреть на который съезжаются туристы. Но еврейско-тунисская культура обогатила собой как Израиль, так и Францию. И кухня – тоже. В сущности, тунисское жаркое «Дфина Пкайла» похоже на ашкеназский чолнт, острая приправа харисса – на аджику, фрикассе – на сэндвич с тунцом, а алкогольный напиток буха – это, на самом деле, инжировая водка, производившаяся в течение веков одной-единственной еврейской семьей по фамилии Букобза, проживавшей на Джербе, и получившая сейчас распространение по всему миру.

Александр Гринберг




http://jewish.ru/ru/events/world/184929/

Tags: история, культура, общество
Subscribe
promo valery_3 february 25, 2015 13:39 11
Buy for 10 tokens
https://ukropen.net/balance?act=invite
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments