valery_3 (valery_3) wrote,
valery_3
valery_3

Будет ли поднят вопрос о России?



Имеет ли подобная проблема реальные основания, или это очередная пугалка, опубликованная для поднятия собственного рейтинга - мне сказать сложно. Однако автор - профессор и притом широко печатаемый, потому просто отмахнуться от вопроса было бы на мой взгляд легкомысленно, особенно в свете последних действий в районе Керченского пролива

Владислав Иноземцев


Когда в 2014 году Россия аннексировала Крым и развязала войну на Украине, власти в Киеве впервые обвинили Москву в пособничестве террористам, а после уничтожения пророссийскими боевиками малайзийского пассажирского самолета такие обвинения зазвучали уже и в Европе. Однако по-настоящему серьезной ситуация стала выглядеть с весны этого года, после инцидента в Солсбери. Именно тогда в США прозвучали первые голоса, требовавшие (как это сделал, например, сенатор-республиканец от штата Колорадо Кори Гарднер) включить Россию в список стран — спонсоров терроризма, составляемый Госдепартаментом. В те же дни тогдашний госсекретарь и кавалер российского ордена Дружбы Рекс Тиллерсон распорядился оценить возможность подобного решения, но затем стремительно отказался от этого плана по оставшимся неясными причинам. Через три месяца сенатор Линдси Грэм внес в Конгресс проект билля S.3336 под говорящим названием Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2018 («Закон о защите безопасности Америки от агрессии Кремля»), статья 701 которого требовала от Госдепартамента рассмотреть вопрос о соответствии России критериям включения ее в известный список стран-пособников терроризма.

Отечественные политические деятели отнеслись к подобной угрозе с присущими им легкостью и пофигизмом: Дмитрий Песков назвал данное предложение «лежащим за гранью здравого смысла». А напрасно.

Дискуссия, развернувшаяся в США весной и летом этого года, в некоторой степени сошла на нет по двум причинам. С одной стороны, большое количество экспертов и политиков пришли к выводу, что значительная часть обвинений в адрес России строится на основе поддержки ею боевиков, действующих на Украине, или правительств, которые даже если и могут считаться применяющими террористические методы, тем не менее сами страдают от действий террористов. При этом многие акцентировали внимание на том, что отношения с Москвой критически важны для решения мировых проблем — и поэтому такое решение принесло бы больше вреда, чем пользы. С другой стороны, Конгресс не приступил к рассмотрению законопроекта S.3336 по существу ввиду приближения промежуточных выборов, и хотя сейчас в Кремле почему-то полагают, что никаких серьезных новых санкций против России до весны рассматриваться не будет, это мнение имеет под собой мало оснований.

Можно быть практически уверенным в том, что в ближайшие месяцы дискуссия о Кремле как центре террористической активности возобновится в Вашингтоне с новой силой, и на это есть две новые веские причины.

С одной стороны, объектом пристального внимания стали не только действия российских спецслужб за рубежом (в Великобритании с отравлением Скрипалей, в Черногории — с попыткой переворота, или еще где-либо), но и факт создания Кремлем частных армий при формальном отрицании за них ответственности, что считается классическим элементом поддержки террористических методов и организаций. Эти боевики проявили себя в Восточной Украине; армия США вошла с ними в боевое столкновение в Сирии; задокументировано их присутствие почти в десятке африканских стран, в том числе в Центральноафриканской Республике, где неизвестные убили в конце июля трех российских журналистов. При этом человек, которого считают ответственным за создание этих сил, сидит на официальных переговорах в российском Министерстве обороны, а 357 (!) «ихтамнетов» обращаются в Международный уголовный суд, требуя дать оценку действиям тех, кто вовлек их в сомнительную службу и отдавал им приказы. Все эти новости имеют в Вашингтоне серьезный резонанс, как и сообщения о том, что Россия помогала Ирану продавать нефть в Сирию, прямо направляя вырученные средства на финансирование «Хезболлы» и ХАМАСа. Поэтому я бы предположил, что, как только 116-й Конгресс приступит к работе, вопрос об S.3336 тут же вернется в повестку дня.

С другой стороны, за прошедшее время случились довольно знаковые для российско-американских отношений события — от провальной встречи президентов в Хельсинки до заявления Вашингтона о выходе из договора по РСМД, — и все это предполагает, что возможность диалога с Россией и польза от сотрудничества с ней «по широкому кругу проблем» de facto поставлены под вопрос. Только что предпринятая Россией попытка заблокировать расширение мандата Организации по запрещению химического оружия и противостояние западных стран и российских лоялистов на выборах главы Интерпола дают американским политикам понять, что надеяться на полезность Москвы в решении проблем международной политики попросту наивно.

Поэтому, на мой взгляд, перспектива того, что вопрос о статусе России как спонсора терроризма будет поднят, и даже того, что этот вопрос будет решен положительно, крайне реалистична.

Конечно, это не означает, что с этого момента с Кремлем «никто не будет разговаривать», вовсе нет. Но это будет небольшим утешением для России, так как данный статус фактически автоматически ведет к крайне серьезным последствиям. Почти во всех случаях, когда страна попадает в список спонсирующих терроризм государств, против нее применяют серьезные финансовые меры, причем среди первых — ограничение любых международных трансакций для банков с госучастием. Все российские активы, в том числе и частные, на территории США могут быть «поставлены на контроль», а американское правительство обязано будет заморозить все выданные гражданам страны — спонсора терроризма визы и прекратить прием от них иммиграционных заявок. Причем это меры, которые будут предприняты с почти стопроцентной вероятностью, но ими дело может не ограничиться.

Собственно говоря, основной вопрос, который сейчас напрашивается, довольно прост.
Можно понять, для чего Путин вводил войска в Крым и затевал войну на востоке Украины: эти авантюры по крайней мере принесли ему дополнительные очки во внутренней политике, а Донбасс в какой-то момент можно было попробовать на что-то «разменять». Однако происходящее в последнее время не поддается здравому осмыслению. Зачем поддерживать в Сирии диктатора-неудачника, если ты его даже не контролируешь? Для чего выстраивать цепочки взаимодействий с «Хезболлой» и ХАМАСом, если любому понятно, что никто из сотрудничающих с этими организациями не будет признан Западом рукопожатным? Для какой нужды принимать в Министерстве иностранных дел переговорщиков «Талибана»? Так ли необходимо убивать своих собственных бывших шпионов, разбрасывая флаконы с отравляющим веществом по чужим странам? И наконец, зачем «закрепляться» в той же Африке с использованием бандформирований, которые молва связывает с человеком, появляющимся в Кремле и Генеральном штабе? Ведь даже воображаемая польза от таких экзерсисов близка к нулю, в то время как шанс стать покровителем «большого террора» в глазах всего цивилизованного сообщества велик, как никогда.


Не спорю, статья выглядит как пугалка, как минимум на мой взгляд, и особенно с учетом своеобразия главной фигуры, от которой решение вопроса зависит - Дональда Трампа. У которого явно совершенно "особые" отношения с Владимиром Путиным.

Тем не менее ключевым вопросом, как отмечает Иноземцев, является вопрос "ну зачем?" И дальше идет перечень деяний Кремля, найти рациональные объяснения которым нелегко. В частности подвиги бойцов ЧВК и их последующие награждения в Кремле одно из весомых оснований для обвинений в терроризме (потому что вооруженные люди без знаков различия и подчинения любому государству - это ведь бандиты, увы).

Да и методы что войны в Украине, что множества спецопераций, проведенных в последнее время - тоже вызывают вопросы. И последний подвиг Путина в проливе - из той же серии.
И что самое важное - Путин и вслед за ним другие официальные лица при обсуждении всех этих проблем лгут, лгут и лгут... Т.е. в глаза заявляют удивленному миру - да, мы такие, мы так делали, делаем и собираемся так же делать и в дальнейшем.

И никогда ни в чем не сознаваться, и убивать всюду и всякий раз, как нам того захочется.

И с каждым таким шагом России надежд на то, что ее поведение изменится и она вернется в лоно "нормальных государств" становится все меньше, а оснований для обвинений - все больше.

Так что ход событий если еще и не привел к признанию России спонсором терроризма, то во всяком случае двигает ее к этому очередному достижению. Как минимум это стоило бы русским осознать - ну хотя бы как минимум. как понимание реальности угрозы, пусть и не в ближайшей перспективе.

Очередной эксцесс - и струна может лопнуть


Оригинал взят у trim_c в Будет ли поднят вопрос о России?


Tags: мнение, перепост, политика, события
Subscribe
promo valery_3 february 25, 2015 13:39 13
Buy for 10 tokens
https://ukropen.net/balance?act=invite
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments